Вопрос «на миллион»

Любовь Донецкая СНЖ 22.09.2020 14:13 | Альтернативное мнение 169

«СОЮЗ НАРОДНОЙ ЖУРНАЛИСТИКИ»

Фото: ©vk.com

Разговоры об интеграции ЛДНР в РФ ведутся столько же, сколько длится Донбасская война. Но пока дальше паспортизации в гомеопатических дозах, концертов, «круглых столов» и прочих культурно-массовых мероприятий с участием российских полуофициальных представителей дело так и не зашло. Жители Республик терпеливо ждут какого-то внятного решения Кремля — если не крымского присоединения, то хотя бы абхазского признания, но вместо этого получают очередной пафосный спич об «интеграции», который на седьмом году мытарств звучит уже не обнадеживающе, а издевательски. Особенно на фоне путинско-лавровско-грызловских мантр о территориальной целостности Украины и сожалений о систематических нарушениях несуществующего перемирия. Но иногда высказывания представителей российской не-стороны конфликта бывают крайне любопытными и несколько выбивающимися из общего тренда кремлевской политической шизофрении, столь характерной для донбасского вопроса.

Председатель Наблюдательного совета Института демографии и миграции, государственный, политический и общественный деятель Юрий Крупнов недавно прямо-таки порадовал свежим незамутненным взглядом на незаживающую рану Русского мира, заявив, что Донбасс мог бы стать площадкой для внедрения новых экономических подходов в общероссийских масштабах: «На сегодняшний день основной вопрос, который необходимо продвигать — это экономическая интеграция и восстановление промышленного потенциала. В том числе с проектированием новых производств, новых индустрий и, конечно, все это максимально должно выводиться из экономической тени. Пока что такой задачи интеграции даже не поставлено. В основном все делается в логике поддержания ряда производств, отдания отдельных производств неким «подрядчикам», которые кое-как могут работать — торговать. Никакой экономической программы, которая бы реинтегрировала ДНР и ЛНР, к сожалению, до сих пор нет».

Далее г-н Крупнов развил свою вполне здравую мысль: «Очевидно, что нынешняя экономическая модель в России не работает. Вот тут как раз и может пригодиться сложная ситуация в Донбассе. Причем интегрально сложная — и политически, и экономически… Ну так давайте попробуем здесь альтернативную экономическую модель, которая исходит не из абстрактно-рыночных фантазий, а которая будет построена на принципе умной реиндустриализации. И почему это не делается — непонятно! Это же будет в итоге колоссальный опыт и позитив не только для ситуации в Донбассе, но и в целом по диверсификации экономической политики и даже самой экономической мысли в России. Хватит иметь общую непонятную некую модель, которая не работает, а пора на конкретных экспериментальных площадках пытаться прорываться за пределы нынешней тупиковой модели в интересные форматы. И Донбасс здесь просто всеми обстоятельствами принуждает нас это делать. Опять же вопрос — почему это не делается?»

Надо признать, что г-н Крупнов поистине потрясает своей наивностью или же недюжинными актерскими способностями, задаваясь шекспировской глубины вопросом: почему РФ не только не занимается экономической интеграцией и восстановлением промышленного потенциала ЛДНР, но даже и задачи такой не ставит? А действительно, почему?

Отчасти из-за отсутствия рабочей экономической модели в самой РФ. Что могут предложить Донбассу — кузнице, житнице, здравнице некогда всесоюзного масштаба путинские эффективные менеджеры, которые тридцать лет камлают на «невидимую руку свободного рынка» и «матушку-углеводородицу», загнавшие собственную страну в африканский сегмент мировых рейтингов? Вся их нехитрая экономическая стратегия, если говорить попросту, заключается в следующем анекдотическом подходе: чтобы корова давала больше молока и меньше ела, ее надо больше доить и меньше кормить. Это они делают с Россией, то же самое творят и в ЛДНР, ибо больше ничего не знают, не умеют и не хотят. Как неоднократно отмечал профессор С.С. Сулакшин, автор Программы переустроения России «Настоящий социализм»: «У путинизма цель — не рост благосостояния, не сбалансированность экономики, а совершенно другая. Наиболее вероятная цель — это сверхдоходы сверхкоррумпированного семейства, которое фактически захватило и приватизировало не только природные ресурсы в физическом смысле этого слова, а само российское государство. Это конечно аналитическая реконструкция, но она наиболее вероятная».

Еще один немаловажный аспект крупновского вопроса «на миллион» заключается в том, что попытки решать экономические задачи в отрыве от политической конъюнктуры не работают и работать не будут  ныне, присно и во веки веков. Почему российские кураторы-«ихтамнеты» не собираются строить в Республиках не только альтернативную, а вообще никакую экономику, а их местные протеже занимаются симуляцией и дуракавалянием вместо реального госстроительства? Да потому, что эту самую гипотетическую модель, которую еще надо разработать и внедрить (а кто этим займется, где эти высокоинтеллектуальные путинские «богатыри мысли и дела»?), вместе с Донецком и Луганском некий «собиратель земель русских» давно и упорно жаждет запихнуть обратно на Украину в «интересном формате» ОРДЛО. Какой смысл огород городить, если все территории, людей и оставшееся после дерибана добро изначально предполагалось с извинениями и пожеланиями всяческих благ вернуть бандеровским «уважаемым партнерам» в соответствии с безальтернативными минскими соглашениями? Поэтому заботы РФ о Донбассе тесно связаны в основном с текущим теневым освоением его ресурсов, а рейдерство, отжим и масштабные «серые» бизнес-схемы, каковой комплекс мероприятий г-н Крупнов ласково определил как «отдание отдельных производств неким «подрядчикам», которые кое-как могут работать — торговать», вряд ли можно назвать интеграцией.

Надеюсь, что в немногих простых словах мне удалось удовлетворить любопытство г-на Крупнова, хотя свое недоумение он должен был адресовать не в пространство, а конкретно Путину В.В., но почему-то постеснялся. Записался бы на прием к президенту и прямо в глаза рубанул правду-матку: «Почему никакой экономической программы, которая бы реинтегрировала ДНР и ЛНР, до сих пор нет?», тем более, что Юрий Васильевич достаточно грамотно обосновал свою точку зрения.

Но вопрос вопросов так и повис в воздухе, потому что заведомая неспособность нацлидера внятно на него ответить уже давно не вызывает ни сомнений, ни иллюзий. Как говорят сетевые острословы, на словах он «собиратель земель русских», но на деле — «обиратель», как и вся гоп-компания приближенных эффективных временщиков, которые в своих методах и приемах дальше двух правил арифметики «отнять» и «поделить» так и не развились. А г-н Крупнов тут расфантазировался об интеграции и неких экспериментальных площадках с возможностью прорыва за пределы нынешней тупиковой модели в интересные форматы. И — вот ведь железная выдержка у человека — даже ни разу при этом не засмеялся.

Любовь Донецкая, Союз Народной Журналистики, команда поддержки Программы Сулакшина

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора

Лента новостей

Популярное за неделю