С пенсиями мухлевали пять раз, смухлюют и в шестой, лишь бы не платить

delyagin.ru 22.11.2019 20:12 | Экономика 60

Правительство России рассчитывает привлечь в 2021 году почти 1 трлн. рублей в новую систему добровольных пенсионных накоплений. Об этом сообщает РБК со ссылкой на предложенный Минэкономразвития проект плана работы правительственной комиссии по экономическому развитию. Предложение планируется рассмотреть на заседании в декабре.

«Объем добровольных пенсионных взносов россиян, накопленных в системе, возрастет с 0,96 трлн. руб. в 2021 году до 1,54 трлн. в 2022 году, до 2,2 трлн. в 2023 году и до 3 трлн. руб. в 2024 году», — приводит издание данные проекта.

По прогнозам МЭР, ежегодный приток новых денег в НПФ на ГПП составит 0,6−0,8 трлн. руб. в 2022—2024 годах. А взносы на обязательное пенсионное страхование (ОПС) в 2022 году, согласно бюджету Пенсионного фонда России, запланированы в размере 6,1 трлн. руб. Таким образом, на каждые 10 руб., собранные на ОПС, будет приходиться 1 руб., привлеченных добровольно.

Прогнозируют в МЭР и рост зарплатного фонда работников — с 29,5 трлн. руб. в 2022 году до 34,1 трлн. в 2024-ом. В министерстве надеются, что россияне будут добровольно отчислять на свои пенсионные накопления 2−2,3% с зарплаты.

Как считает профессор Финансового университета при правительстве Александр Сафонов, граждане могут позволить себе начать копить на пенсию при доходе от 45 тысяч рублей. Между тем, по данным Росстата, в текущем году модальное значение зарплаты — 23,5 тысячи. То есть доходы таковы, что едва хватает на оплату коммуналки и еду. По данным опроса «Левада-центра», более двух третей россиян не хотели бы делать дополнительные отчисления в НПФ помимо тех обязательных, которые уже совершает работодатель.

«Лишь 29% опрошенных хотели бы делать какие-то дополнительные пенсионные отчисления», — отмечается в исследовании.

Так что цифру в 1 трлн. рублей, которую вычислили оптимисты из Минэкономразвития, можно считать явно завышенной.

«Это фантастические деньги, большинство людей как не участвовали в таких программах (добровольных пенсионных накоплений), так и не будут участвовать», — уверен Александр Сафонов.

Примечательно, что сам закон о ГПП еще не принят. Ожидается, что он появится только к 1 июля 2020 года. Готовы ли будут россияне поверить в него на фоне непрекращающихся экспериментов с пенсионной системой — большой вопрос. Не только пенсионная, но и финансовая система в целом основана, главным образом, на доверии граждан государству, которое, как предполагается, действует в их интересах. И если это доверие подвергать многократным испытаниям, то оно уходит. Озвучиваемые цифры невольно наводят на мысль о превращении ГПП из добровольного в добровольно-принудительное. Следствием этого, наверняка, станет рост «серых» зарплат и «теневой» экономики.

По мнению заместителя директора Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС Юрия Горлина, поставленную МЭР цель — привлечь в ГПП 1 трлн. руб. — сложно однозначно трактовать.

— Возможно, имеется в виду перевод в ГПП ранее сформированных накоплений из системы обязательного пенсионного страхования, а также из уже действующих программ негосударственного пенсионного обеспечения. Но даже при таком достаточно лукавом подходе к формулированию цели — достичь, то, что уже и так есть — она более чем амбициозна. 1 трлн. рублей — это около 20% всех пенсионных накоплений и резервов, то есть предполагается, что за год каждый пятый участник пенсионных программ подаст заявление о переходе в ГПП. Но главное — это не новые деньги для так желаемого МЭР роста инвестиций.

Если же в МЭР имеют ввиду новые деньги, то их объем на порядок меньше. Если даже ориентироваться на более чем оптимистичные прогнозы Минфина, то объем привлечения новых средств — в первый год может составить около 35 млрд. рублей, а в следующие около 50 млрд руб.

Доктор экономических наук Михаил Делягин считает прогнозы МЭР очень странными.

— В добровольных пенсионных накоплениях будут участвовать люди достаточно обеспеченные либо сотрудники крупных корпораций, опять же достаточно обеспеченные. Вряд ли за год удастся привлечь 1 триллион рублей. Это, скорее, пропаганда. А потом, как обычно скажут, что этого не учли, того не учли.

«СП»: — У нас уже много лет реформируют пенсионную систему, в том числе в части добровольных накоплений. Готовы ли будут граждане поверить в ГПП, которое сейчас предлагает правительство?

—  Большинство граждан России психически нормальны, поэтому поверить людям, которые обманывают их больше 30 лет, не смогут.

«СП»: — А не превратится ли тогда ГПП в добровольно-принудительную систему, за счет которой и привлекут триллион?

— Вряд ли это произойдет прямо в следующем году, хотя план, как я понимаю, именно такой.

«СП»: — Каковы могут быть последствия?

— Ну, какие последствия могут быть у грабежа? Было пять пенсионных реформ, сейчас обещают шестую, но все они были направлены на одну задачу — ограничение пенсионных прав граждан и изъятие пенсионных накоплений на те или иные цели.

Когда вас грабят, это имеет вполне однозначные последствия — вы умираете. Главная задача, которую, решает либеральное правительство Российской Федерации — это сокращение численности населения страны, насколько я могу судить. Оно решает эту задачу вполне успешно.

«СП»: — Это не приведет к массовому уходу в теневую экономику?

— У нас 30 миллионов людей работает в тени. Из них, если верить официальным оценкам, порядка 12 миллионов исключительно в тени. Это 30−40% рабочей силы. Куда ж больше? Все кто мог, уже давно там. Потому что платить обязательные социальные взносы — это значит оплачивать того, кто тебя репрессирует.

«СП»: — Эта попытка ввести ГПП связана с желанием поддержать НПФ, обеспечить инвестиции в экономику или что-то еще?

— Причем тут инвестиции? Это способ переложить на граждан пенсионные обязательства государства. Мы всю жизнь платим обязательные социальные взносы. Когда дело доходит до пенсий, государство говорит: то, что вы платили, ничего не значит, вы сами должны были обеспечивать себе пенсию. В этом и заключается смысл ГПП.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора