КГБизация России состоялась?

Русранд Степан Степанович Сулакшин 18.09.2020 13:01 | Политика 69

ВОПРОС: Степан Степанович, можете назвать критерий или критерии, по которым Вы определяете «подставух», то есть ведущих оппозиционную деятельность за деньги или по службе? И можете ли Вы быть абсолютно уверенным, что ошибка невозможна?

СУЛАКШИН С.С.: Всегда в таких случаях стараюсь рассуждать в пространстве вероятностей: «вероятность того, что «такой-то» — это подставуха составляет 90%. 10% конечно же остается на возможность ошибки. Как возникает такой «диагноз»? С многими такими деятелями я лично знаком, имел возможность беседовать, что называется тестировать. Бросается в глаза совершенно одинаковая картина. Оппозиционер пламенно выступает на митингах и по телевизору, режет правду матку в глаза. А в разговоре с ним вдруг доходишь до какой-то границы, а за ней бетонная стена. Дальше не действуют никакие, даже стопроцентные аргументы, невозможна никакая дискуссия. Слава богу, у меня есть немалый опыт дискуссий, обсуждений, чтобы понимать, что не просто так возникает глухая защита — дело в том, что у человека есть установка, он на службе, он исполняет задание.

Например, есть четкие признаки, которые очень красноречивы. Вот пример. Известный оппозиционер и одновременно телеведущий, тележурналист или редактор государственного федерального телеканала. Таких людей на федеральном канале в принципе быть не может, реального оппозиционера давно бы уволили, скорее всего просто не приняли бы на работу, а известный оппозиционер там работает, получает зарплату, у него всё хорошо.

Настоящего оппозиционера на федеральные телеканалы не приглашают, это я уже по своей судьбе и опыту говорю, а если человека наоборот там всё время крутят, да еще с кремлевским пулом в Брюссель посылают — это явный признак!

Или когда из лексикона оппозиционной риторики человека исключаются определенные слова, формулы, политические определения: вся логика оппозиционной картины речи, риторика требуют этих слов и этих формул, а они не выговариваются — по видимому их запретили произносить, иного объяснения нет. Кстати, а несколько позже разрешают и они появляются. Какие слова? Прежде всего «Путин».

Когда к «оппозиционеру» вдруг с неба прилетают десятки миллионов рублей, а уж я-то точно знаю ресурсную проблему для настоящей оппозиции. Когда вдруг его начинают легендировать и раскручивать как народного страдальца, а на поверку оказывается, что это просто ньюсмейкерство. Что в этом арсенале? Обыск, якобы арест. Другие мытарства. Раскрутка страдальца! Видно и иное. Когда особенности биографии говорят о том, что неподкупный, честнейший оппозиционер уже 20 лет нигде не работает, но как-то семью содержит, достаточно расходной публичной деятельностью занимается. Возникает закономерный вопрос: а откуда деньги, Зин? От какой конторы? В биографии не всегда скрываются интересные моменты, которые говорят о том, что человек — с погонами, которые конечно не видны. Когда раскруткой некоторых деятелей занимаются десятки, специально для этого созданных каналов, которые легко вычисляются. И каналы и фигуры.

Я как-то взял для анализа одну из площадок (ютубовской раскрутки), на которую меня категорически не пустили, и по архиву записей составил список героев, допущенных до этой довольно раскрученной площадки. Даже засмеялся! Совершенно характерный список. Совокупность многих таких картинок и наблюдений позволяет уверенно говорить о том, что это подставные фигуры. Страшная для страны диагностика заключается в том, что за путинский период спецслужбы сформировали подконтрольное политическое пространство из лидеров, движений, партий, провокаторов. Живого и настоящего, не подконтрольного, не финансируемого, не подкупленного политического активизма практически нет!  За редким исключением. Это страшный диагноз для России.

Причём на смену надоевшим брендам приходят новые. На последних выборах новёхонькие партии «Новые люди», прилепинская «За правду», кстати, все признаки, о которых я говорил, присутствуют у Прилепина строго формально, как на тарелочке. Никто об этих партиях не знал и не знает, никакой истории и предыстории нет. Но они на раз прошли регистрацию в Минюсте, а мы знаем, что это значит и сколько стоит, прошли регистрацию на выборах, а мы знаем как там фильтруют, получили свои согласованные проценты, которые им нужны, чтобы не собирать подписи для выборов в Госдуму.

Вам это ни о чём не говорит? И это на том фоне, что другие партии с 25-летней историей, с какими-то деньгами, с региональными отделениями, согласованы не были и не прошли, а эти новые получают свои 5–7%. Это разве ни о чём не говорит, не подсказывает? Их уже готовят на выборы в Госдуму. Вот так вся подставная политическая тухлятина и стряпается.

Этот анализ совершенно естественный, спокойный, конструктивный, с его помощью выстраиваются логически самосогласованные объяснительные модели, которые и дают искомый ответ.

Степан Сулакшин


Автор Степан Степанович Сулакшин — д.полит.н., д.физ.-мат.н., профессор, гендиректор Центра научной политической мысли и идеологии.

Из передачи #ПрограммаСулакшина Вопросы и ответы.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора

Лента новостей

Популярное за неделю