Банкам предпишут искать среди клиентов «политически значимых лиц»

Анна Коваленко 20.11.2019 15:45 | Общество 61

FATF (международная организация по противодействию легализации и отмыванию капитала) проверила Россию на соответствие своим требованиям. Вердикт такой: ЦБ и российские банки слишком либерально подходят к проверке бенефициаров компаний и выявлению «политически значимых лиц». Уже в следующем году подход может быть ужесточен.

Что случилось? Отчет об итогах проверки FATF будет опубликован только в декабре, но о главных выводах журналистам вчера рассказал замдиректора Росфинмониторинга Павел Ливадный. FATF высоко оценила усилия ЦБ по борьбе с отмыванием, но сделала несколько замечаний, которые предстоит устранить. Главное из них — слабая работа банков по выявлению конечных бенефициаров клиентов банков, «политически значимых лиц» и людей из их окружения, пишет «Коммерсант». ЦБ и Росфинмониторинг обещают уже в следующем году разработать для банков новую «дорожную карту» для борьбы с отмыванием. Это поможет снизить высокие коррупционные риски в России, считает организация.

Кто такие PEP. В мировой практике к политически значимым лицам (politically exposed person, PEP) относят широкий круг лиц — действующих и бывших госслужащих, руководителей госкомпаний и политиков, их родственников и людей из ближайшего окружения.

Как это работает. Срока давности в этом вопросе нет, напоминают «Ведомости» со ссылкой на рекомендацию, которую в 2012 году выдал банкам Всемирный банк. Банки и регистраторы компаний и трастов в офшорах обязаны не только собирать, но и подолгу хранить сведения о клиентах. Их тщательнее проверяют, и если банк проглядел возможные коррупционные риски, его штрафуют — например, британский Barclays получил от местного регулятора рекордный штраф в $108 млн за недостаточно тщательную проверку клиентов из категории PEP.

Система контроля за реальными бенефициарами отличается в разных странах, но главное правило почти везде — не ориентироваться только на данные, которые предоставляет сам клиент. Например, в Европе такой контроль основан на риск-ориентированном подходе: учитывают страну регистрации, осуществления деятельности, информацию о конечных бенефициарах, а при оценке компаний из третьих стран еще и проверяют всех членов органов их правления, лиц, уполномоченных подписывать документы, и бенефициаров вплоть до последнего человека в цепочке владельцев.

Как у нас. В российской практике все несколько иначе. Например, к должностным лицам в России относят только должностных лиц и их родственников, пояснил «Ведомостям» заместитель гендиректора «Трансперенси интернешнл» Илья Шуманов. Из-за этого часто конечные бенефициары бизнеса так и остаются неизвестными, а юристы, консультанты и партнеры крупных чиновников не попадают под дополнительный антиотмывочный контроль.

Четкого механизма выявления таких лиц и людей из их окружения у банков нет: крупные банки чаще используют международные базы данных, кто-то берет информацию из анкет клиентов или анализирует источники доходов, а также проверяет информацию в открытых источниках. FATF считает, что российские банки излишне полагаются на базу ЕГРЮЛ, которая далеко не всегда позволяет установить реальных владельцев.

Что дальше. Финальные рекомендации FATF еще согласовывает, они будут опубликованы в декабрьском отчете, но уже сейчас ЦБ вместе с другими ведомствами обещал подготовить план устранения недостатков регулирования. Сами банки поддерживают создание четкого алгоритма, который должен снизить возможные претензии со стороны и регулятора, и клиента. Но ужесточение контроля должно сопровождаться и созданием на государственном уровне новых инструментов — например, баз данных, считают в Росбанке. А юристы говорят, что нагрузка на банки в этой сфере и так становится все больше, хотя выступать в качестве следственных органов — не дело банков.

 

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора